Нажимая на кнопку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия пользовательского соглашения.
К 110-летию Ольги Берггольц
К 110-летию Ольги Берггольц
Подробности:

Её голос поддерживал жизнь в осаждённом Ленинграде

16 мая 2020 года исполняется 110 лет со дня рождения Ольги Берггольц, которую называли голосом надежды блокадного Ленинграда. Чтение стихов поэтессы, её живой голос можно услышать в электронном читальном зале Президентской библиотеки в аудиозаписях известного блокадного репортёра Матвея Фролова. На портале библиотеки представлены электронные копии книг Ольги Берггольц: сборник стихов «Ленинград» (1944), пьеса «Они жили в Ленинграде» (1945), написанная в соавторстве с известным литературоведом Георгием Макогоненко, а также другие материалы, посвящённые её жизни и творчеству.

Она умела, как никто другой, разговаривать с погружённым в невыразимую скорбь городом. Пронзительные стихотворения поэтессы из самого сердца блокадного Ленинграда дают читателю возможность увидеть его жизнь изнутри:

Скрипят, скрипят по Невскому полозья;

На детских санках, узеньких, смешных,

В кастрюльках воду голубую возят,

Дрова и скарб, умерших и больных.

Поэтическая и человеческая зрелость Ольги Фёдоровны Берггольц вызревали не на пустом месте. Она родилась в 1910 году в Петербурге в семье заводского врача, жившего на рабочей окраине столицы в районе Невской заставы. В довоенной судьбе Берггольц было многое, что могло надломить её. Этой женщине пришлось пережить смерть дочерей, развод с мужем, известным поэтом Борисом Корниловым, арест отца, а затем и её самой по обвинению в связях с врагами народа; через полгода после ареста она была отпущена на свободу и полностью реабилитирована. «Двух детей схоронила / Я на воле сама, / Третью дочь погубила / До рожденья – тюрьма…» – писала поэтесса. Берггольц уволили с работы и исключили из партии. А её мужа Бориса Корнилова расстреляли в феврале 1938 года.

Пережить, как видим, пришлось немало. Тем удивительнее внутренние изменения, произошедшие с этой хрупкой поэтессой, – она не сломалась, стоически переплавив обиду и боль в новые зрелые стихи. А пришла война – сумела стать голосом блокадного Ленинграда, его надеждой и эпической героиней. «Вера Кетлинская, руководившая в 1941 году ленинградским отделением Союза писателей, вспоминала, как в первые дни войны к ней пришла Ольга Берггольц, Оленька, как её все тогда называли, видом – „обаятельный сплав женственности и размашистости, острого ума и ребячьей наивности“. Непривычно серьёзная и собранная, она спросила Кетлинскую, где и чем может быть полезна. Та направила Берггольц в распоряжение литературно-драматической редакции Ленинградского радио», – рассказала главный библиотекарь отдела рукописей Российской национальной библиотеки Наталья Борисовна Рогова в рамках  видеолекции «О войне и о победе языком книги (О. Ф. Берггольц и авторы „Блокадной книги“)».

Ольга Берггольц в одночасье стала поэтом, олицетворяющим стойкость блокадного города. В Доме радио она почти ежедневно вела радиопередачи, позднее вошедшие в её книгу «Говорит Ленинград».

Блокадники вспоминают, что мягкий задушевный голос поэтессы, звучащий по радио в осаждённом городе, стал им родным. Не было тепла, света, еды, и только этот голос поддерживал в горожанах надежду. Реальность была настолько жестокой, что казалось: людям не до стихов. Но Берггольц писала так, что они становились точкой опоры для каждого, кто их слушал.  

В исповедальном «Февральском дневнике», опубликованном в сборнике «Ленинград» (1944), читаем:

«Был день как день.

Ко мне пришла подруга,

не плача, рассказала, что вчера

единственного схоронила друга,

и мы молчали с нею до утра.

А город был в дремучий убран иней.

Уездные сугробы, тишина.

Не отыскать в снегах трамвайных линий,

одних полозьев жалоба слышна».

В пьесе Берггольц и Макогоненко «Они жили в Ленинграде» действие разворачивается в период первой, самой тяжёлой блокадной зимы: бомбёжки, скованные морозом улицы и площади, «125 блокадных грамм с огнём и кровью пополам» (эту строчку из стихотворения Берггольц сразу подхватил народ). Безнадёжно бредут куда-то мимо убитых и умерших от голода люди-тени. Люди, утратившие всё, кроме человеческого достоинства. Пьеса была поставлена в Камерном театре Таирова. 

В упоминавшемся выше сборнике «Ленинград» (1944) находим стихотворения, которые поэтесса читала у микрофона «под свист снарядов»:

Над Ленинградом – смертная угроза…

Бессонны ночи, тяжек день любой.

Но мы забыли, что такое слёзы,

что называлось страхом и мольбой.

На самом деле страх был. Но сильные люди, не сломленные духом, справлялись с ним, как это произошло с хрупкой ленинградской поэтессой. В страшные дни бомбёжек, пожаров, продовольственных карточек звучал по радио негромкий, но твёрдый голос Ольги Берггольц – поэтессы, говорившей с жителями блокадного города на их языке:

О древнее орудие земное,

лопата,

верная сестра земли!

Какой мы путь немыслимый с тобою

от баррикад до кладбища прошли!

Сегодня имя Ольги Берггольц носит одна из улиц Санкт-Петербурга, а гранитные плиты Пискарёвского мемориального кладбища «говорят» с жителями и гостями города монументальными по духу словами поэтессы:

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане – мужчины, женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции.

Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням:

Никто не забыт и ничто не забыто.

В памяти поколений Ольга Фёдоровна Берггольц осталась мужественной и несгибаемой Музой блокадного города, символом твёрдости и бесстрашия русского духа.

По материалам Президентской библиотеки